Убийцы Луганской области: Владимир Гуславский, Александр Коваль, Павел Малыш, Александр Герасименко, Юрий Брюхович, Александр Головачук — спокойно живут в Киеве

С первых дней войны, я, уставшая от информационных манипуляций «на Донбассе все сепары», не устаю повторять, — война на Донбассе шла всегда. И те, кого б действительно следовало называть «сепары» и террористы, не мохеровые бабушки, а так называемые элиты области, правоохранители и чиновники.

До сих пор не расследованы действия генерала МВД Луганской области Гуславского, который активно помогал боевикам и был избран «народным генералом Юго-Востока».

Именно его фраза «милиция с народом» часто использовалась захватчиками Луганского СБУ. Когда он приехал в захваченное СБУ требовать от сотрудников госбезопасности освобождения шести террористов, среди которых были важные персоны ФСБ РФ, боевики приветствовали его хвалебным «наш мент», «наш генерал», «милиция с народом».

До сих пор не дана правовая оценка экс-народному депутату Александру Ковалю, который выводил на антиукраинские митинги сотрудников ТОВ ДТЭК «Свердловантрацит», выступал, стоя под триколором рядом с русскими казаками.

В воздухе висит вопрос, а была бы война, если бы уголовные дела были возбуждены в отношении организаторов и участников Северодонецкого съезда, на котором звучали заявления о федерализации и сепаратизме. Не это ли стало платформой для «новороссии»?

Да, много еще вопросов, на которые бы жители Луганщины хотели получить ответы. Много народных депутатов Украины от ПР и КПУ, депутатов Луганского облсовета, чиновников, сотрудников МВД, погранслужбы и людей, стоящих у истоков войны, принимавших участие в антиукраинских митингах, спонсирующих терроризм, и открыто работающих против Украины, спокойно восседают в новых креслах, на новых должностях, оправданные или незамеченные Фемидой и законом.

Страшно и жутко читать в новостях, что экс-начальник Луганского облздрава, Павел Малыш, который приказал медикам Луганщины применять в больницах пытки и эвтаназию к украинским раненным пленным, живет и работает в Украине.

На фоне событий в Черкассах, когда туда прибыл явно не проукраински настроенный генерал, черкассчане взбунтовались и выперли незваного гостя из области, несмотря на его лобби в высших эшелонах власти. И правильно сделали!

Если человек был замечен в колорадоношении, террористических митингах в обществе пророссийских политиков, вряд ли в его груди бьется украинское сердце.

Именно с таких «назначений» начинались все страшные повести нашей Луганской области: копанки, передел контрабанды, усиление наркоторговли, расцвет конвертационных центров и банкротств еще вчера благополучных предприятий, похищение предпринимателей и активистов, угрозы, заказные уголовные дела, война.

Война началась на Луганщине не в 2014 году, а гораздо раньше, не с выстрелов, а с «приватизации» предприятий, доведения их до банкротства, наркотизации области, а по сути, ментовской диктатуры и слияния правоохранительной системы и пришедшего во власть криминала.

О войне на Луганщине, которая была до войны и способствовала старту «русской весны», мой замечательный земляк Валентин Торба снял фильм «Луганск. 90-е».

По нему нужно учиться, что и как делать, чтобы не потерять ту же Черкасскую, Винницкую, Запорожскую, Днепропетровскую, Львовскую, Житомирскую, Волынскую области. Находящиеся в аналогичном с Луганщиной положении: власть криминала и криминал власти.

«Приватизация» Луганских предприятий и их банкротство, как и многие другие «чудеса» Луганщины, прошли под управлением Александра Герасименко, правой руки тогдашнего генерала МВД Луганщины Польского. Полковник Александр Александрович Герасименко, начальник управления госслужбы по борьбе с экономическими преступлениями при генерале Евгении Польском. На должность он был назначен через месяц после назначения генерала начальником ГУВМД. А именно 12 апреля 2010 года. Родился Герасименко в Свердловске, в 1994 г. окончил Новочеркасский государственный технический университет, в 2002 г. – Межрегиональную академию управления персоналом. С ноября 1996 по апрель 2010 г.г. работал в налоговой милиции города Свердловска, Луганской области. В Свердловске его до сих пор вспоминают незлым тихим словом. Именно в его бытность налоговика в городе погибли несколько предпринимателей (задохнулись в гараже от угарного газа) и произошел передел рынка контрабанды.

Чего стоят одни зерновые игры тогдашнего начальника УГСБЭП Герасименко, сделавшие местных фермеров нищими заложниками милиции. Маневр был прост. Предприниматель-зерновой трейдер из Свердловска Юрий Брюхович, которому в городе уже никто не доверял, так как знал его «крышу» и его биографию контрабандиста, под чутким руководством человека в погонах (как вы понимаете отказать в таких условиях трудно) предлагал фермерам Марковки, Сватово, Станицы взять у них зерно, рапс и подсолнечник под реализацию. Брал. Вывозил контрабандой в Россию, понятное дело, кто ж ему будет препятствовать, и забывал вернуть деньги фермерам. На особо рьяных, тех, кто пытался искать справедливости, обращаясь к закону, возбуждали уголовные дела по подложным документам. Сумма, которую заработали Герасименко и Брюхович на «сделках» с фермерами, составила порядка 4 миллионов долларов.

Читайте також:  Артур (Натан) Золотаревский: Финансовые пирамиды, незаконный майнинг, отмывание денег, хищения в особо крупных размерах

При крышевании Герасименко работник Свердловского УГСЭП в кабинете до смерти избил задержанного. «Бэха» Александра Волкова уволили по собственному желанию и задним числом, а родственники убитого так и не узнали правды. В 2014 году Александр Волков (позывной Волк) возглавит танковое подразделение террористического подразделения «РИМа». Именно под его руководством живьем танками закатывали в сухую землю Провальских степей волынян, вырвавшихся из-под Изварино. В «МГБ лнр» «трудится» еще один друг и подельник Герасименко, некто Абрамчик. Сейчас он занят тем, что в подвалах СБУ пытает заключенных, заставляя родственников слушать крики боли и платить выкуп.

О славных днях Луганских сотрудников УГСБЭП можно рассказывать многотомно. Именно при слаженной работе, и, не забываем этого, при полной поддержке Александра Ефремова. — Как без него? Без него в области не только не назначали, без него мухи над областью не летали. — Генерала Евгения Польского и его доверенных лиц начальника УГСБЭП Герасименко А. А. и начальника УГАИ в Луганской области Шевченко В.И. в области расцвели копанки. До войны на территории Луганской области располагалось около 300 копанок. В Свердловске было порядка 30, Краснодон имел 54 копанки и соседние Ровеньки около 70. Красный Луч и Антрацит были рекордсменами, там при «дружественном участии» семьи Королевской находился анклав копально-обогатительного бизнеса. Каждая копанка в среднем платила 100 000 гривен ежемесячно (70 грн. за тонну угля). Уголь шел не только в Украину. Большая часть КРАЗов, КАМАЗов и УРАЛов шла по Свердловским дорогам к границе.

Поэтому дорог у нас практически не было. Степи, изрезанные контрабандными трассами, можно было с космоса принять за инопланетные письмена.

Доставалось и предпринимателям, поднявшим своими руками бизнес. Рыночники перед праздниками просто делились товаром с бегающими туда-сюда «бэхами». Перед 8-м марта и 23-м февраля страдали парфюмерщики, а вот за дни прокуратур-судов и других паханатов уже отдувались мебельщики, магазины электротехники и другой приятной бытовой гарнитуры. Дни рождения «богов» были черными датами в календарях золотников, ювелирщиков, менял, автосервисов и шубных дел мастеров.

В Свердловске, например, после «возбуждения» уголовных дел и фиктивного банкротства предприятий в руки Герасименко ушли здания рембаз, совхозов, Свердловского шахтостроительного управления.

Контрабандисту Брюховичу сошли с рук завозы-ввозы спирта, без таможенные поставки в Россию сахара, муки, трубопроводы, тянущие через степи в Украину соляру из Российской Федерации.

Конечно же, не обходилось без доли. Каждый городской прокурор, где расцветала контрабанда, наркоторговля и копанки, становился миллиардером-олигархом, получая свою часть «прибыли».

А область получала тысячи обозленных людей. Предпринимателей, которые теряли бизнес, переписывая его на жен «правоохранителей», жизни, когда их вывозили в посадки и сбрасывали в шурфы. Шахтеров, которых за малейшую провинность выгоняли с работы, чтобы пополнить вымерших рабов с копанок. Существовала целая схема по отлову шахтеров. Милиция «возбуждала» уголовные дела, шахтер, чтобы не выгнали с работы, платил дань. Кто не мог расплатиться, оставался безработным и шел в копанки.

Шахты, предприятия Луганщины безнаказанно резали на металл.

Так, в 2013 году один из Северодонецких предпринимателей, который до этого исправно был в схеме и платил «свои» 25 000 гривен ежемесячно, получил новый приказ на 1 миллион гривен. Естественно, это его не устроило, и он решил не платить. Дальше 2 года Ада. 16 судов к его предприятиям и по его предприятиям, обыски, аресты, уголовные дела, подкинутые вещдоки, украденные из других дел. Суды он выиграл. Хотя, как рассказывал, в суд, неоднократно звонил сам министр налогов и сборов Александр Клименко, с приказом «порвать». Это было за две недели до кровавых слез Майдана.

Майдан! Как много тогда на Луганщине было кинуто в его горнило. Именно «за помощь Майдану» хватали всех без разбору: экологов-активистов, «просвитян», «руховцев» и предпринимателей. Ну, гражданских активистов-то понятно, а вот предприниматели…Руководители Луганского ГУВД избрали интересный способ борьбы, который потом перешел на вооружение уже к «новороссам». Неугодных объявляли «майдаунами» и, возбуждая уголовные дела, принуждали родных платить выкуп.

Может так ковался сегодняшний оплот «новороссии», кто знает?

Читайте також:  Турне нон-стоп і незадеклароване майно: про що говорять інстаграм-фото дітей українських чиновників

Кто знает, что будет дальше? Никто!

Никто не знает, что будет дальше, ведь те, кто убивал Луганщину живы-здоровы, с новыми должностями, скорее всего с корочками УБД, а может уже и в списках самых патриотических партий Украины. Экс-нардеп Коваль, так же работает у господина Ахметова, живет в Павлограде. Экс-прокурор Свердловска, активный участник сделок -схем ментов- контрабандистов Александр Головачук в Крыму. Будете смеяться, но этого блюстителя закона выгнали даже из прокуратуры «лнр». Александр Головачук уйдя перед «русской весной» с места прокурора города Свердловска на пенсию (что примечательно перед этим он долгое время «болел» находясь в Крыму, теперь-то понятно, что договаривался), позже принял присягу «лнр» и больше года был прокурором Краснодонской межрайонной прокуратуры. Беспредел коррупции и взяток в рядах прокурорских работников дошел до того, что данью обложили фирмы Плотницкого. Вот это уровень, я понимаю!

Свердловский контрабандист Юрий Брюхович, в Киеве, как и сам Герасименко, Польской, Гуславский и многие другие. Здесь вообще интересная ситуация, они-то в Киеве, а их бизнес так же работает там, в зоне конфликта.

Сдаются в аренду помещения, так же вывозится контрабандой зерно в РФ, копанки, уголь, спирт. Налоги! Да, теперь они платят налоги в «лнр». Воевать с вооруженными людьми, которые хоть и выкормиши системы, но со своей налоговой позицией, теперь не с руки.

На фоне вот таких подпольных миллиардеров е-декларации выглядят смешно. Их заполняли действующие чиновники, те же, кто стал миллиардером или миллионером, находясь на госслужбе при Ющенко-Януковиче (опустим Кучму по срокам давности), е-деклараций не заполняют, но пользуются награбленным так же открыто. Если бы е-декларации заполняли все, кто когда –либо занимал должности и заполнение е-деклараций, было продолжено для экс-чиновников еще на 10 лет после ухода с госслужбы, мы бы увидели страшную картину: Украина запросто может быть МВФ и раздавать кредиты. Вот так-то!

Например, тот же Герасименко, Головачук, Гуславский, Брюхович и Польских имеют недвижимость в Киеве, Италии, Крыму, депозиты, счета.

Поэтому не устаю повторять, то, что сейчас происходит Луганщине, отголосок той, далекой войны. И именно поэтому все эти януковиче-ефремово-клименко-гуславские боялись перемен, европейских законов ведения экономики страны и бизнеса, тех же деклараций. Они привыкли звонить, грабить и убивать. Не зря же есть анекдот, когда получивший табельное оружие, китель, полосатый жезл и удостоверение милиционер пропал. Его разыскивают и спрашивают, почему он не приходит за зарплатой на работу. У него уже «мерс», бриллианты на палочке, китель из шиншиллы и круглые глаза от удивления: «Так мне за это еще и заплату платить будут?»

В этом анекдоте вся ментовская система. Нужна ли она, как еще один атавизм совка? Нет! Поэтому они и борются с нами. Смогли ли мы после Майдана заякорить все задекларированные постулаты перемен? Тоже нет. Нам помешала война. И хотя оружие и участники в ней не только украинские, все равно, мне кажется, что это война старого и нового мира. Совка и антисовка. Будущего и прошлого Украины.

И знаете, вот там, на войне, я видела (это первая волна так называемого «ополчения») действительно поверивших, что подняв флаг другой страны можно в один миг изменить систему, закрыть копанки, спасти предприятия, избавиться от олигархов, внезапно разбогатевших на отжимах. Жаль, что Луганские идеалисты-революционеры не знали, что Россия, это всего лишь большое ОПГ «Озерки». Осознание пришло поздно.

Сейчас «новороссы» осторожно звонят и спрашивают, мол, а чего это вы вот так, просто взяли и не пустили на работу назначенного генерала. У них (в так называемой «лнр») так нельзя. У них министр здравоохранения, экс-санитарка, переписывает сроки годности медпрепаратов, у них прокуроры, вчерашние фигуранты украинских уголовных дел, у них мафия, называемая «армия юго-востока» и «ополчение», разбитое на маленькие ОПГ.

Зона оккупации, зона «лнр», это масштабные 90-е, где снова криминал трудно отличить от «правоохранителей», а правоохранителей боятся так же, как и «освободителей» и криминал. Зона страха, зона Гетто, зона камуфляжного тоталитаризма, зона терпил и вертухаев.

Я рассказываю звонящим банальные вещи, о Майдане, о том, что хотели и за что продолжаем бороться. Напоминаю о страшных 90-х. О «героях» Луганщины, Гуславском, Герасименко, Польских, Головачуке и его банде, которой с 90-х так же неизменно руководит его ставленник-беспредельщик «Матрос».

Читайте також:  Бакановское СБУ работает на тайждановцев поддерживающих Токаева и мочит аблязовцев выступающих против оккупации Казахстана РФией

Спрашиваю, почему же они их не победили? Почему не видят внутреннего с позиции «республики» врага? Но, что могут сказать терпилы? Соглашаются, что у них стало хуже. У «них» у «нас», неотъемлемый атрибут диалога. Мы, граждане Украины, наверное, надолго разделены этим «у вас», «у нас». Межу нами граница внутренней свободы. Именно. Не граница войны, а граница свободы. И это наша свобода, выбирать, кто будет генералом, кто будет заполнять е-декларации, и что будет с теми, кто стал слишком богат за счет обнищания других. И власть, согласно основному закону Украины, принадлежит народу. И с народом, повзрослевшим и возмужавшим, больше не пройдут игры в ментовские схемы. Не все у нас получается, это правда. Но мы сохранили главное, свободу. Свободу защищать страну, менять ее, строить свое общество, и даже преграждать путь вчерашнему, совковому, изжившему себя воровскому пархату, это тоже наша свобода. В «лнр» соглашаются, они ее потеряли.

«Мы боимся власти, милицию, ополченцев. Даже русские нас не защищают. Когда мы жалуемся в русскую комендатуру, они отворачиваются, мол, это не наши задачи. Предприниматели так же платят по мимо налогов ментам, прокуратуре, «мгбистам», контрабандисты расцвели, их бизнес «уголь и спирт» пополнились еще одним «наркотики и оружие». Так же «возбуждают» дела, если нужно кого-то прижать, так же «решают» в судах. К этому адовому кругу добавились еще и подвалы. Личные подвалы прокурорских, ментовских, мгбистов, личные подвалы комендантов, ополченцев, казаков.

Те, кто не хочет делиться бизнесом могут попасть на подвал, как «правосек». А могут и не попасть. Ко многих просто приходят домой. Тихо. Зная входы и выходы, маршруты детей и родных. У каждого клана своя банда.

Я вспоминаю бравады первой волны ополченцев: мы победим олигархов, коррупцию, менты будут из народа.

Два года войны. Менты, те, кто из народа, обычные наркоманы-убицы, пришедшие с фронта, прошедшие мародерство и повязанные кровью убийств своих же подельников. Два года войны, коррупиция и воровство во всех отраслях, сферах «лнр». Даже обычная медсестричка тянет из больницы остатки спирта. Совок! Страшный и мерзкий совок. И все это «лыныровское» жалостное подобие «страны» ничтожно выглядит в своей невозможности побороть коррупцию даже на таком мизерном участке суши.

Но…Это их выбор. И им теперь с этим жить. Да, не все хотели и не все голосовали. И делить заложников на тех, кто был рад и был не рад сложно.

Меня же больше беспокоит то, что люди, стоящие у истоков разграбления Луганщины, развешивающие триколоры по нашим городам, позвавшие войну в нашу страну, остались безнаказанными. «Люстрация» проведенная в системе МВД поменяла шило на мыло. Люстрация судебно-правоохранительной системы, по сути те же е-декларации, когда декларанты сначала пишут для себя закон, избавляющих их от ответственности за «статки», а потом смело показывают стране норковое манто. Может полная перезагрузка системы, это кое- что другое?

Луганчане хотят полного расследования войны. И полной перезагрузки системы. И те, кто убив Луганщину, выехал в Украину и строит здесь свое завтра, всего лишь фронт, еще один внутренний фронт страны. И чем позже мы его увидим, тем оглушительнее будет удар, от врагов, скрывшихся под желто-голубыми флагами внутри страны.

Помните, я писала, что СБУ на линии разграничения задерживают много пустых, новых, паспортов граждан Украины, без фото, с фото, но на разные фамилии? А ведь их выдают в Украине. В не оккупированной Украине. И сейчас террористы имеют по несколько чистых паспортов, не внесенных в базу «Миротворец». И выдают эти паспорта граждане Украины. Такие вот «герасименко-гуславские», которые уничтожив одну область, просто, как саранча, переместились туда, где есть ресурс. Так вот, помните, что для них, саранчи «русского мира», саранчи совка, саранчи НКВД и ГУЛАГа, ресурс, это вы, люди, украинцы!

Олена Степова